В канун своего 55-летнего юбилея Александр Георгиевич рассказал о пройденном пути, глобальных изменениях в энергетике и перспективах Украины

В 2017 году впервые в истории Украины ВР приняла целую серию законов, которая существенно изменила «правила игры» в энергетической сфере. Как один из авторов энергетической реформы, первый заместитель главы комитета по вопросам топливно-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности Александр Домбровский уверен, что она заложила основы изменения всей отечественной экономики и может существенно повлиять на размер коммунальных платежей.

 «Музыкальный слух позволяет слышать этот мир более прекрасным»

- Александр Георгиевич, о Вас как о публичном человеке известно довольно много. Как случилось так, что с детства, увлекаясь музыкой, не связали карьеру с искусством? Тем более, что впервые выступили на сцене в 5-летнем возрасте…

- Вопрос, конечно, интересный… Думаю, что все было предопределено запросами того периода, когда я окончил школу. Хотя  всегда любил и люблю музыку, я остаюсь человеком технократичным, инженерным и научным… Управление, наука и инженерия – то, чем мне интересно заниматься. А музыка создает вокруг меня гармонию. Музыкальный слух позволяет слышать этот мир более прекрасным.

Кстати, мой первый урок в жизни связан именно с искусством, но научил меня пониманию, что только трудом можно добиваться результата. Когда я біл сов сем маленьким,  мы жили в Литине. Перед утренником в детсаде мне сказали, что я не способен к танцам, поэтому не буду принимать участие. Моя мама закончила Тульчинское училище культуры, она была очень талантливым человеком, и, увидев, что я расстроен, мне, 4-летнему мальчику, «поставила» два танца – украинский гопак и русский перепляс. После этого я стал одной из маленьких «звездочек» Литинского района, меня брали выступать на все «большие сцены».

В 6 лет я пошел в музыкальную школу. Абсолютный слух помог быстро осваивать предметы, и уже в 7-летнем возрасте я стал одним из победителей областного конкурса игры на баяне. Эти грамоты у меня до сих пор сохранились. Позже я занимался во Дворце пионеров и школьников. Помимо музыки, увлекался спортом. В моей жизни были баскетбол, футбол, легкая атлетика…  Наша семья жила достаточно скромно, но о детстве у меня — самые лучшие воспоминания.

- Кого из музыкантов в юности считали своим кумиром?

- Мне очень импонировала группа «Песняры» во главе с В. Мулявиным. Я фантастически люблю The Beatles, а также Deep Purple, Scorpions… Наверное, в каждом возрасте есть свои музыкальные шлягеры. В школе я руководил вокально-инструментальным ансамблем. Это были 1976-79 годы. Мы тогда, наверное, переиграли все песни, которые были популярны.

В то время действительно были очень хорошие тексты и гармоничная музыка. Откровенно говоря, у современных авторов я редко встречаю композиции, которые мне бы нравились. Может, начинаю стареть (улыбается)…

- Сегодня отечественный музыкальный бомонд разделен на тех, кто отказался от гастролей в России, и исполнителей, предпочитающих зарабатывать именно там. Как сами музыканты реагируют на список «невъездных» и протестные акции на концертах?

- Не стану говорить за других. Пусть музыканты сами дают оценку своим коллегам. Я скажу с позиции гражданина. Мы проходим очень сложный период в развитии нашей страны. У каждого есть право выбора своей гражданской позиции. Каждый выбирает с кем он – со своей страной, своим народом, непростой историей, или ему ближе то, что приносит больше концертов и денег. Лично я поддерживаю тех, кто остался с Украиной, ездит и поддерживает наших ребят на передовой. Это истинный музыкальный долг каждого артиста.

- Каждый музыкант, даже если увлечение музыкой на втором плане, вынашивает идею. Лично Вы какую композицию мечтаете создать?

- То, что я за фортепиано или с гитарой придумываю, это композиции, которые в тот или иной момент жизни передают мое настроение. Это либо лирика, либо минорные мелодии, или что-то веселое, мажорное. Особенно интересно получается, когда ко мне приезжают внуки, и мы играем вместе. Когда дедушка поет с внуками – это самое большое счастье для человека. Вот, наверное, это и есть то, о чем я мечтаю…

 «Исторически самым коррумпированным и монополизированным сектором является энергетика. Главный «антибиотик» от коррупции – конкуренция»

- Верховная Рада в 2017-м приняла целый пакет законопроектов –«О рынке газа», «О Фонде энергоэффективности», «Об энергетической эффективности зданий», «О рынке электроэнергии» и другие. Предполагается появление конкуренции на рынке. Вы в это верите?

- Однозначно, да. Без конкуренции, особенно на энергетическом рынке, не будет прогресса и европейской интеграции. Экономика Евросоюза построена на отсутствии монополизма, жесткой и прозрачной конкуренции. И поскольку мы взяли на себя ответственность и вошли во многие европейские институции, подписали соглашения и признали принципы, действующие в ЕС, то иного пути нет.

Поясню на примере закона «О рынке природного газа», который вступил в силу с 2016-го. Возьмем категорию промышленных потребителей. Они проводят тендеры и выбирают тех поставщиков,  цену и условия которых считают наиболее предпочтительными.

Если два года назад только НАК «Нафтогаз» поставлял топливо, то сейчас у нас около двух десятков импортеров. На внутреннем рынке работает около 300 трейдеров. За счет конкуренции стоимость газа падает. Конечно, остаются проблемные моменты. Но мы только в начале пути, и нам не стоит с него сворачивать.

Нас ждет тяжелый процесс. Основные игроки на энергетическом рынке привыкли к монополизму, к тому, что все становятся перед ними на колени… Им будет сложно отказываться от нынешних «привилегий». Но придется.

- В Украине политика всегда дополняет экономику. Они переплетены и в энергетической сфере…

- В основе законодательных и нормативных решений лежит критическая масса  политической ответственности и воли. Мне приятно, что за 2,5 года Рада VIII созыва приняла практически все ключевые законопроекты, которые в течение 25 лет были предметом дискуссий. Монополисты будут препятствовать, но реформа стартовала, и мы будем двигаться, по крайней мере, пока у меня будет хоть минимальная возможность влиять на процесс.

- Коррупцию в ТЭК называют одним из основных факторов торможения развития Украины. В этой сфере существует парламентское лобби. Не убьет ли оно позитив от законодательных новаций?

- Откровенно говоря, в независимой Украине 70-75% олигархов стали таковыми благодаря топливно-энергетическому комплексу. В промышленности, АПК или IT «выросло» очень мало суперталантливых менеджеров, которые сегодня могут назвать себя олигархами. Это правда, что исторически самым коррумпированным и монополизированным сектором является энергетика.

Самый главный «антибиотик» от коррупции в сфере ТЭК – это конкуренция, право выбора… Знаете, когда я в 2005-м только стал губернатором, одной из актуальных проблем было обеспечение стационарными телефонами ветеранов. Нужно было поставить столбы, провести провода, найти номерной фонд и многое другое.

Сегодня в сфере связи подобная проблема кажется абсурдом. Функционирует ряд конкурирующих между собой операторов стационарной и мобильной связи. У человека есть выбор. И вопрос коррупции сам отпал. В странах ЕС компании тоже стремятся к монополизму и захвату рынка, но конкуренция позволяет эффективно бороться с коррупцией.

Второй фактор – стремительное развитие технологий. Возьмем, к примеру, бизнесмена и изобретателя Илона Маска. Человек заработал состояние на том, что думал наперед. Сегодня его компания Tesla делает ставку на электромобили, причем развивая это направление семимильными шагами. Или допустим, черепичная плитка с солнечными батареями. С такой крышей дом обеспечен электроэнергией. Это все то, что позволяет нам отказаться от любого поставщика-монополиста, сделав собственную сеть.

Да, сегодня это недешево. Но и не так дорого, как 5 лет назад… Если в 2012-м один киловатт солнечной инсталляции стоил около 3 евро, то сегодня обходится 0,6-0,7. Поэтому я считаю, что конкуренция, научно-технический прогресс и инновации в энергетической сфере открывают нам прекрасные перспективы.

Третье – экологическая тема. Нравятся президенту Трампу парижские соглашения или нет, но Соединенным Штатам придется подстраиваться под систему коллективной ответственности за безопасность на планете. Добыча нефти и угля будут сокращаться. Во всем мире в тренде чистая энергетика. Сегодня в Европе хотят обеспечить каждого чистой и дешевой энергией.

- О запасе энергетического угля на зиму принято заботиться с лета. То есть, самое время. Дональд Трамп заявил, что в Украину отправят миллионы тонн американского топлива. Какие источники угля Вы считаете наиболее перспективными?

- Украина преимущественно использует газовую группу углей. При этом минимизировано потребление антрацита, который добывается на временно оккупированных территориях. В мире антрацит для тепловой генерации практически не применяют, поскольку он дороже. После того, как в Японии остановили атомные блоки, и перешли исключительно на ТЭС, я изучал их опыт. Страна вынуждена была покупать в огромных объемах уголь, нефть и сжиженный газ. Так вот, японцы не приобрели ни одной тонны антрацита…

В сегодняшней ситуации мы должны максимально применять газовую группу, а тепловую генерацию перестроить под сжигание этого вида угля. Это дорого, но можно сделать. При этом если мы хотим реинтегрировать оккупированный Донбасс, и если этого хотят украинцы, проживающие там, то нам следует сохранить возможность использования антрацита в будущем, и восстановить «цепочки» экономической интеграции.

Если минский процесс станет более успешным, российские войска покинут Украину, ВСУ остановит контроль над внешней границей, ликвидируются самопровозглашенные «республики» со своими «конституциями» и «желаниями», то тогда в том числе за счет добычи антрацита у нас будут шансы восстановить экономику этого региона.

Что касается подготовки к зиме, то на тепловых электростанциях уже сейчас накоплено больше 2,5 млн тонн угля. За последние несколько лет я не помню, чтобы был такой серьезный запас. Другое дело, что некоторые котлы работают только на антраците. В США мы можем покупать его, вопрос только в цене. Хорошо, что президент Трамп готов нам помочь. Если этот уголь будет стратегически дешевым, думаю, мы будем искренне благодарны.

 «Прежде, чем поднимать тарифы, нужно было направить средства на энергоэффективность»

- В чем слабые места вышеупомянутых законов?

- Думаю, сегодня самое главное – несколько сумбурные решения, которые принимает исполнительная власть. До того, как повышать тарифы на газ и электроэнергию, нужно дать людям инструменты для энергоэффективности, чтобы инвестировать средства в утепление стен, замену окон, установку счетчиков и прочее.

У нас все происходит наоборот. Для «теплых» кредитов в Фонд энергоэффективности выделили относительно скромную сумму. Если не ошибаюсь, в госбюджете предусмотрены около 52 млрд грн на субсидии. Сейчас Кабмин просит еще 14 миллиардов, но ВР и правительство понимают, что этих денег не хватит, и до конца текущего года придется еще раз «вносить изменения». По моим оценкам, годичный объем субсидий достигнет отметки в 80 млрд гривен. Это соизмеримо с 3 миллиардами долларов.

Для сравнения, после длительного процесса переговоров от МВФ Украина получила аж 1 миллиард. А на программы энергоэффективности, которые должны быть направлены на уменьшение потребления жителями в своих домохозяйствах, мы предусмотрели в бюджете 800 млн грн, из них 400 миллионов не используются.

То есть, на сегодняшний день уже выделено из бюджета 50 млрд гривен на субсидии и лишь 400 миллионов – на энергоэффективность. Другими словами, мы толкнули телегу с горки, а потом сзади привязали коня, который должен тянуть ее в обратную сторону.

- Согласны ли с министром Г. Зубко, уверяющим, что  закон о Фонде энергоэффективности позволит уменьшить размер оплаты за коммуналку, особенно в многоэтажках?

- Этот закон принят для того, чтобы сконцентрировать государственные бюджетные деньги. Параллельно с этим наши европейские партнеры готовы выделить 100-120 млн евро на условиях софинансирования. В Верховной Раде вместе с правительством мы определили, что направим эту программу на энергетическую модернизацию многоэтажных домов. Это может снизить теплопотери и, в принципе, уменьшить размер оплаты.

С частными домами проще, об экономии заботится конкретная семья. Самые большие потери тепла  - в многоэтажках, особенно хрущевках, построенных 50-60 лет назад. Для решения конкретных проблем этих домов и создан Фонд. Расскажу об одном из нескольких «подводных камней». Наши европейские партнеры говорят, и я их поддерживаю, что согласны выделить средства, но сначала просят модернизировать многоэтажки с самым большим количеством субсидиантов.

Утеплив такую многоэтажку, можно сократить энергопотребление, и размер субсидии жильцам снизится в 2-2,5 раза. Эти деньги автоматически можно направить в новые проекты. В Раде мы поддержали эту идею. Теперь начинается кропотливая работа по решению этой задачи Кабинетом министров.

- Винничане Вас знают, как мэра, губернатора и нардепа. Как парламентарий, Вы являетесь одним из тех, кто «запустил» энергетическую реформу. В плане личностного роста, на каком посту интересней?

- Наверное, правильней говорить о концентрации знаний и практического опыта на ином уровне. В принципе, многие проекты по элементам энергомодернизации мы начали еще в начале 2000-х, когда я возглавлял горсовет. Тогда меняли двери, окна, крыши, но городской бюджет был настолько скудным, что удавалось реализовать эти идеи лишь точечно. Причем, эти проекты не поддерживались государством.

К тому же часто менялся состав правительства. Помню, как будучи главой облгосадминистрации, я договорился с Кабмином о софинансировании термомодернизации. Из местного бюджета мы выделили средства на утепление нескольких пятиэтажек на Вишенке, но поменялось правительство, и новый министр отказался выполнять обещания предшественника. Поскольку я работал руководителем на местном уровне, то хорошо понимаю специфику, и уверяю, что в последние годы приняты очень важные законы, прежде всего, для городов и районов. Сегодня моя работа – законотворчество, и она мне интересна.

- Зеленая энергетика считается наиболее актуальным направлением. На Винниччине ее внедряют довольно широко. Какие сферы, по вашему мнению, незаслуженно игнорируются или недостаточно развиваются?

- В малой гидроэнергетике регион всегда был среди лидеров. Солнечная энергетика развивается хорошими темпами, впрочем, как и ветряная. Я считаю, что до конца не используется потенциал украинской биомассы. Как у мощной аграрной страны у нас сконцентрированы огромные запасы «аграрных» отходов. По оценкам разных специалистов, мы бы могли ими заместить 11-12 млрд. кубометров газа.

Прекрасный пример показывает компания «Мироновский хлебопродукт», создавая биогазовый комплекс, где из отходов производства собираются генерировать тепловую и электроэнергию, а также производить органические удобрения.

С другой стороны, я уверен, что сегодняшняя модель зеленого тарифа, прописанная в украинском законодательстве, себя исчерпала. Нам нужны новые инструменты аукционного типа. К примеру, в Германии, если ты хочешь построить объект зеленой энергетики мощностью свыше 170 кВт, то продавая электроэнергию, должен участвовать в тендере и победить, предложив самую низкую цену.

Надеюсь, что в 2017-18 году в Раде удастся изменить подход, сделать зеленую энергетику стратегически быстро развивающейся отраслью и уменьшить тарифы. Хотя это и сложная задача, но уверен,  мы ее решим.

- Вам 7-го июля исполняется 55 лет. Достигли многого. Можно гордиться семьей, тем, что состоялись как политик и экономист. Законы пишете. Книги пишите. В свободное время увлекаетесь музыкой и занимаетесь внуками. Легко ли все успевать?

- Чем старше мы становимся, тем меньше впереди и больше в прошлом, поэтому экономишь время. Для меня самое дорогое – семья. Наиболее я ценю именно время, которое провожу с родными. У Господа Бога человек должен просить только три Благодати – семью, здоровье для близких и настоящих друзей. Так что каждую минуту вне работы я стараюсь отдать внукам. Они растут очень быстро.

Проводя время с внуками, ты исправляешь свои «ошибки молодости», когда не мог достаточно времени уделить детям. С возрастом становишься более мудрым, и начинаешь отличать настоящее от мнимого.

При всей важности политики, она не может идти ни в какое сравнение с интересами семьи. Власть как таковая мне не интересна, политику я не люблю. И я это много раз повторял… Когда успеваю? Я работаю в машине, люблю писать в самолете. Всю жизнь учусь. Жизнь очень стремительно меняется, поэтому приходится за всем успевать. Я все время на старте, на старте новых процессов – мир трансформируется, и я хочу, чтобы Украина не отставала от современных тенденций и развивалась.

Игорь ЗАИКОВАТЫЙ, ИИ «РЕАЛ»